Гляжусь в себя, как в зеркало…

  • 01.06.2018

Специально для журнала PENTHOUSE. ЖЕНСКОЕ ЭРОТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ВОЗВЫШЕННО И ДУХОВНО, А МУЖСКОЕ ПОРНОГРАФИЧНО……

Гляжусь в себя, как в зеркало...Каждый раз, посещая очередную выставку, посвященную эротике, я уходила с мыслью: «Что-то здесь не так?» Я никак не могла раствориться в эротике, которую представляли мужчины-художники, присутствовавшие на всех художественных выставках, как правило, в большем количестве, чем представительницы прекрасного пола.
Ну вот, подумает читатель, сейчас начнется феминистская критика истории мужского творчества в изобразительном искусстве. Ничего подобного! Просто хотелось бы обозначить тему альтернативного видения уже знакомых сюжетов.

Год назад мы с подругой художницей Леной Багарской решили создать творческий дуэт «Две звезды» и явить миру «девственную эротику». Разумеется, девственную не от того, что мы с ней до сих пор не ведали секса. В это понятие мы вложили нечто глубоко психологичное, что почти касается пределов духовности.
Мужчины агрессивны и «воспевают женскую красоту», «репрессируя» ее образ, т.е. делая женщину молчаливо позирующей натурщицей, и эти изображения, скорее, являются нарциссическими изображениями мужского ЭГО. Делая женщину объектом любования, сильная половина демонстрирует собственный «аморализм» и в классическом искусстве, обращаясь к высоким темам, и в эротике в том числе, прикрывая свой плотский интерес.
Эротичным остается взгляд художников-мужчин, но не женщин, присутствующих в картинах. Мужчинам мешает агрессивность и поэтому их творчество на тему эротики всегда на грани с порнографией. Женщины их просто сводят с ума. Все монахи не придерживаются воздержания, тогда как этому следуют все монахини.
Эротика — это танец, песня, радость. Невозможно заниматься творчеством, являясь носителем
психологии толпы. Нашим творчеством мы разрушаем представления, созданные коллективным
мужским умом в эротическом искусстве.
Лена пишет «Розу» и, глядя, как она выписывает распахнутые нежные лепестки, чувствуешь негу, разливающуюся по телу, потому что каждый мазок, положенный мягкой и одновременно упругой кистью, содержит сексуальную энергию -это видно по тому, как она растирает краску на палитре, смешивая ее с лаком, как будто розовый фламинго танцует брачный танец. Она и чай пьет сексуально. Эротизм- это ситуация, которая не заканчивается сексом. Женщина без одежды не сексуальна.
В моем творчестве есть любимая тема, навеянная известным стихотворением Бориса Пастернака «Свеча горела». В картине из этого цикла «Двое» на девушке и юноше набедренные повязки, но вся композиция проникнута томлением и сдерживаемой страстью. Энергия секса как бы выходит за пределы полотна. А на небольшом холсте «Одна» легкая нега и грусть расставания в особой пластике фигуры, в наклоне хорошенькой женской головки.
В композиции отображена и сила, и хрупкость.
Каждая работа частица нас самих, кусочек наших душ и тел. Поэтому часто мы не отделяем жизнь от творчества. В результате многие картины, написанные нами, и фотографии, снятые, что называется, для личного пользования, проникнуты невостребованной сексуальной энергией, которой мы делимся со всем миром. Это так здорово!
«Мы хотим превзойти секс в наших работах» манифест творческого дуэта «Две звезды». Мужчины могут понять нас превратно — со словами всегда происходит так. Но для нас выход за пределы не является противопоставлением самому сексу. Ведь уровень животного состоит из секса, а уровень человека из любви. Уверена, наше творчество выходит за пределы животного царства.
Взглянув на небо в картине Багарской «Остров Крит», я вижу далекий свет, изливающийся на меня, слышу мелодичную музыку. Произведение настолько гармонично по цвету и так чувственно в мягком перетекании одного мазка в другой, элегантно в построении композиции, что я назвала бы его верхом естественности. Быть абсолютно естественной, поймите меня правильно, значит двигаться за пределы старого, известного давно, веками, разумения, но при этом не отрицая его и тем паче не унижая. Язык утра отличается от языка ночи. Мужчина хочет говорить на языке эротики в искусстве, а говорит на языке секса, изображая абсолютно голых женщин, да еще с квадратными попами.
Разрушение стандартного подхода к построению композиции в картине Лены «Женское счастье» создает особое настроение ожидания гостя. Эта обостренная чувственность автора передается зрителю через брошенную на столик помаду и ощущение бегущего времени через срезанное изображение циферблата часов на стене. А небрежно построенная перспектива передает особенную внутреннюю нервную дрожь, которую испытывал любой влюбленный, будь это мужчина или женщина, когда приближалось мгновение встречи и когда начинало казаться, что время остановилось. Эротика в наших картинах выражается через все предметы окружающего мира, будь это вагон электрички или баня, а не только, вернее, не столько через нагую плоть.
В живописных «Автопортретах» мы выражаем отношение женщины к своему телу.
Женская фигура, там, где обнажено тело, принимает активное участие в повествовании о нас самих. Нагота не предмет рассматривания извне, она заставляет зрителя услышать наше мнение, с которым он вынужден идентифицироваться.
Многих зрителей может шокировать тот факт, что художницы принимают слишком активное участие в этом повествовании, пользуются не только живописными средствами, но и возможностями, близкими к шоу, фотографией, перфомансом, вербальной атрибутикой. Однако все это есть не что иное, как попытка донести до публики мысль о том, что женщина чувствует себя достаточно комфортно в телесном плане с точки зрения здоровых потенций и чувственной энергии. А где заканчивается порочность и начинается добродетельность ? эти вопросы не обсуждаются как абстрактные и вневременные.
Мой любимый Сальвадор Дали говорил: «Рисовать — значит, быть буйнопомешанным. Вернее, если вы спокойны, как стены Барселоны, вы не художник». Именно поэтому, когда меня спрашивают на встречах со зрителями, какой секс предпочитает умная женщина, я не отвечаю — безопасный (это само собой разумеется). Я всегда говорю -с умным мужчиной.
Не правда ли, эротичнее этого вряд ли что можно придумать?!

Маргарита у Воланда 90х70 х.м. Коллекция в Приднестровье
Полет 80х90 холст м.
Пена 60х80 х.м.